Posted on and Updated on

Степлер Ниязова

<img class="size-full wp-image-2380" title="http://www.nasa propranolol pills 20 mg.gov/mission_pages/msl/news/msl20120919.html» src=»http://niyazov.org/wordpress/wp-content/uploads/2012/09/689736main_pia16155-673.jpg» alt=»» width=»673″ height=»243″ srcset=»http://niyazov.org/wordpress/wp-content/uploads/2012/09/689736main_pia16155-673.jpg 673w, http://niyazov.org/wordpress/wp-content/uploads/2012/09/689736main_pia16155-673-300×108.jpg 300w» sizes=»(max-width: 673px) 100vw, 673px» />
Источник: http://www.nasa.gov

осмотрите на этот снимок. На 43-й марсианский день луноход Curiosity наткнулся на необычный камешек. Точнее, камешек-то вполне обычный, по марсианским понятиям. Но для тех ученых, кто потратил 2,5 млрд. долларов на то, чтобы его увидеть, он просто по определению не может быть обычным. Ему даже имя дали «Джейкоб Матиавик», в честь умершего недавно инженера NASA, одного из идейных отцов прежних марсоходов. Это все равно, что если бы я тоже внезапно покинул сей бренный мир, и мои коллеги решили бы почтить мою память, назвав какую-нибудь вещь в мою честь. Ну, давайте посмотрим, к чему имел отношение в последнее время г-н Ниязов… Так, вот степлер, который он трогал. Давайте его так и назовем «Степлер г-на Ниязова». Или, вот почерневшая от кофе кружка, из которой он бесконечно потягивал дешевое растворимое пойло. «Кружка г-на Ниязова» — ну как, звучит?

Не то, чтобы я убивался и сожалел о несоизмеримости масштабов деяний господ Матиавика и Ниязова. У каждого свой путь, в конце конце. Но как хорошо, если этот путь лежит далеко и высоко, чтобы аж дух захватывало. Как же это чертовски хорошо, ребята…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.